Ловля на реке Лопсия

Ловля на реке Лопсия Высадились мы возле устья р.Хунтынья. С воздуха удалось немного разглядеть эту новую для нас реку. Типичная горно-таежная река, таких множество на восточном склоне Уральского хребта. Высокие скалы-бойцы, крутые осыпи древних пород, старицы, болота и тайга вдоль петляющего русла реки – картина, неоднократно наблюдаемая в предыдущих путешествиях по Приполярному Уралу.

Вроде все как обычно, но некоторое волнение я все-таки испытывал, это со мной всегда происходит на впервые посещаемых реках, тем более что Лопсия считается у местных коренных народов Севера священной и оттого еще более загадочной. Как, впрочем, и Манья.

Издавна ханты, манси, вогулы и зыряне собирали на берегах уральских рек «чертовы пальцы» и «чертовы кольца» – раковины-аммониты, древние окаменелости времен пермского и юрского периода. Когда-то Урал был дном древнего океана, и ископаемые артефакты очень часто попадаются прямо под ногами. Северные народы до сих пор убеждены, что «чертовы пальцы» останавливают кровь из ран и излечивают от многих болезней…

Сначала традиционное приветствие реки – умывание в ее водах, кружка чистой воды, и вполне языческое, хоть и больше игровое, чем серьезное, жертвоприношение – в виде рюмки водки или хлеба со стола. Уверен, что в момент этого действа все участники, с таким трудом добравшиеся до места его совершения, в мыслях совершенно всерьез обращаются с просьбами об удаче к Поде – местному божеству, от которого зависит все: погода, клев, здоровье, везение…

Своего самого крупного тайменя пару лет назад я поймал на восьмой день сплава через 30 минут после того, как плеснул в реку рюмку водки с просьбой к Поде «послать мне трофей, который будет греть душу всю жизнь». И как после этого не верить в рыбацкого бога?

Именно умывание в реке и принесло первое разочарование и настороженность. Вместо привычной ледяной горной струи вода в реке оказалась теплая – градусов 1618. Еще не стих гул улетающего вертолета, а уже хотелось вернуть его обратно и высадиться повыше или вообще улететь на другую реку. Быстро взяли себя в руки и занялись бытом – поставили немудреный стан и собрали катамаран.

У туристов-водников существует свое определение этой реки: «Лопсия – река завалов». Ближе к устью, согласно сведениям из туристических справочников и различных отчетов туристов о сплаве, река изобилует непроходимыми завалами. Впрочем, мы до них доходить не планировали, поэтому к этой информации отнеслись спокойно и ее не проверяли.

Настроив спиннинги, сделали первые забросы. Надежды на поимку хариуса растаяли с первой пробой воды. Оставалось надеяться хоть на что-то. И это «что-то» не подвело – сразу же, прямо напротив нашего лагеря, клюнул крупный матерый язь. Он прекрасно чувствовал себя в теплой воде, размер и вид приманки его совершенно не интересовали, любое движение в воде он воспринимал как сигнал к немедленной атаке.

Ловля на реке ЛопсияВ совершенной прострации мы с одной косы выловили за полчаса десяток одно-двухкилограммовых язей – с переката, ямы и плеса. Словно на цирковом представлении, процесс выступления топовых артистов изредка разбавляли «бедолаги-клоуны» – полукилограммовые окуни и щучки до 3 кг, и казалось, что они сами боятся своей смелости. Проводка «вертушки» BLUE FOX №6 сопровождалась многочисленными «покусываниями» язя, в секундных перерывах окунь или щука успевали урвать кусок у конкурента и, конечно,тут же оказывались на берегу в наказание за свою жадность.

Впрочем, всю пойманную рыбу мы выпускали на волю. Лишь на третий день, поняв, что хариуса не увидим, мы наконец-то включили в свой рацион «простую» рыбу – с этого момента тройная уха, печеная и жареная рыба, малосол из щуки и запеченный на углях язь начали радовать ежедневно. Охота не разочаровала – рябчики,утки, пара косачей и глухарь тоже попадали к столу, разнообразив нашу таежную кухню.

Смирившись с отсутствием хариуса, мы решили во время сплава предаться неспешной, вдумчивой и зачастую весьма азартной рыбалке, опробовать имеющиеся в коробках новинки, а также старые добрые приманки на здешних окунях и щуках. Погода наладилась, все дни давление было стабильным, небо – ясным, небольшие дожди шли только в горах, что никоим образом не сказалось на нашем путешествии.

Предгорная часть реки постепенно стала переходить в равнинную, больше встречалось стариц, болот. Берега становились положе, исчезли крупные камни в русле и по берегу. Тут же, как ни странно, пропал и язь. Он, конечно, попадался, но не такой крупный, как прежде, и не в таком количестве. Его место заняла щука. Окунь ловился на протяжении всего маршрута, но ни разу он не был доминирующим видом на каком-либо участке реки.

Создавалось впечатление, что он охотился там, где ему позволяли другие хищники. Надо сказать, что так бывает на таежных реках, но не часто. Во многих водоемах многочисленные стада окуня четко контролируют «свою» территорию, не допуская туда никого, кроме, естественно, идеального убийцы – тайменя.

Наслаждаясь рыбалкой, мы неспешно продвигались к конечной точке маршрута. Мои товарищи использовали все приманки своего арсенала – вращающиеся и колеблющиеся блесны, воб-леры, «резину» и даже привезенные мною в подарок свимбейты. Клевало на все.

Ловля на реке ЛопсияЯ же в этом походе ловил в основном на искусственную мышь – лучшего поверхностного глай-дера для таежных рек не знаю. Австралийский «Ночной гуляка», многочисленные японские, польские и американские «поверхностники», бесспорно, проигрывают по сравнению с сибирским «мышом». Ловлю на эту приманку не первый год, большей частью с июня по конец сентября круглые сутки, – и достойной альтернативы пока не нашел. Крупный окунь и язь, щука любого размера – частые трофеи мохнатого глайдера.

Так было и в этот раз -уже на третий день рыбалки все перешли на круглосуточное мышко-вание. Таким образом нам удалось хоть как-то отсеять мелкого хищника, хотя «карандаши» весом по 1,5 кг продолжали свои задиристые атаки на «мышь», неимоверно кромсая приманку своими острыми молодыми зубами. Висящую клочьями шкуру приходилось дважды в день подклеивать «Суперклеем», и «грызуны» опять шли в бой.

Чем ниже по течению мы спускались, тем крупнее нам попадались щуки и окуни. Язь совсем сдал свои позиции, хотя пару раз мы нарывались на локальные стоянки белого хищника. И тогда уже опять не имело значения, что привязано на другом конце спиннинга: «коле-балка», крупная «вращал-ка», воблер – все заглатывалось в мгновение ока.

Преодолев с помощью бензопилы пару несложных завалов, мы устроили стоянку, на которой решили дожидаться вертолета. Место было просто замечательное. Кроме того, что коса позволяла приземлиться целой эскадрилье, кругом было полно дров и, самое главное, в Лопсию впадал относительно немаленький приток.

Разница температур в коренной реке и притоке оказалась просто разительной. Проплывая устье притока, я зачерпнул кружкой воду в месте впадения. Отпить из кружки не смог – заломило зубы от холода. Лучшей стоянки для завершения маршрута не найти.

Разбив лагерь, мы два дня наслаждались рыбалкой в этом замечательном месте. Казалось, что вся рыба собралась в прохладных струях притока. В небольшой 1,5-метровой яме на Лопсии, рядом с песчаной грядой, образованной притоком, мы до самого отлета ловили упитанных окуней и щук весом 3-4 кг. А на рассвете и на закате тут были пойманы трех-четырехкило-граммовые малыши-таймени, чего мы совсем не ожидали. Аккуратное вы-важивание позволило таймешатам быстро прийти в себя и отправиться в родную стихию.

Пойманы тайменчики были практически вприглядку. Поднявшись по берегу притока на 50-70 м, я забросил «мышь» под упавшую с крутояра березу. Тут же увидел выход хищника. Визуально определить, кто это был, не позволили расстояние и тень от береговых елей.

Удалось заметить лишь, что после неудачной атаки рыба неспешно вернулась под дерево. Дав знак товарищам подождать, я сделал еще несколько забросов. Каждый раз повторялась одна и та же картина – спокойное сопровождение приманки хищником и его возврат на исходную точку.

После бесплодных попыток я посоветовал друзьям сменить «мышь» на «вертушку» и попытаться доловить осторожную рыбу. Честно говоря, я предполагал, что капризничает щука. На вид в рыбе было 3-4 кг -слишком много для окуня или язя. Не учел я только одного – температуру воды. Если «теплую» коренную реку оккупировали привычные хищники, то в приток, как оказалось, зашли пополоскать жабры холодной водичкой тай-мешата.

Очередной заброс – и знакомый уже выход, разворот в сторону засады. В этот момент перед носом хищника с громким шлепком в воду падает крупная «вертушка» моего товарища – и тут же вскипает от вращения лепестка поверхность воды.

Ловля на реке ЛопсияПоклевка произошла мгновенно, блесна №6 от BLUE FOX была проглочена полностью, до самого поводка. Хорошо, что таймень не повредил жабры – крючок вонзился в основание языка. Вынимать в такой ситуации в воде блесну из пасти беснующегося тайменя означает для рыболова практически гарантированно получить травму. Пришлось выволочь молодого бойца на галечную косу, аккуратно изъять крючка из пасти, и после непродолжительной реанимации жадный таймешонок обрел свободу.

Через 50 м из-под точно такого же дерева точно таким же способом был пойман еще один таймешок, Поняв, что приток облюбовали юные таймени, мы прекратили там ловить. Кстати, недалеко от этого места произошел еще один замечательный случай.

Сплавляясь на катамаране с рыбалкой вдоль одного из заросших берегов Лопсии, мы с товарищем услышали шум в прибрежном кустарнике. Карабин остался в лагере, компаньон с «гладким» за спиной самозабвенно забрасывал спиннинг с носа катамарана.

Треск сучьев все сильнее, мы – безоружные – переглядываемся… и в это время на берег, задом к нам, выходит здоровенный рыжий медведь, который ест растущую вдоль берега ягоду-малину. Расстояние метров пятнадцать. Я вижу, как у него переваливаются под шкурой мышцы. И тут впереди ловящий товарищ с криком: «Лось!» вскидывает ружье, медведь мгновенно убегает… Эмоций – на месяц, рассказов – лет на десять!

Поделиться ссылкой: