Смена “стандарта”

Подходил к концу короткий осенний отпуск — семь незабываемых дней, своего рода рыболовные каникулы, наполненные чистейшим, кружащим голову воздухом, тихим журчанием речных струй и, конечно же, резкими, порой просто отчаянными схватками с речными хищницами.
Я был ограничен во времени, поэтому погоду выбирать не приходилось. Старался каждый день использовать на полную катушку За прошедшую неделю были и тихие туманные утренники, и кроваво-красные вечерние зорьки, обещавшие на рассвете заморозок, и ветреные дни, когда приходилось усиленно налегать на весла, чтобы добраться до уловистых мест, и косые дожди, после которых грибы вырастали буквально за сутки.

Наступил последний день. И я решил провести его на одной из любимых малых рек Белгородчины — на Ворскле.
Впервые я попал туда много лет назад — тогда, укрываясь от наступающего июньского зноя, сидя в тени раскидистых ив, я был удивлен обилием разнообразной рыбы, то тут, то там проявляющей себя характерными всплесками. В прибрежной зоне струйками сыпались мальки, удиравшие от жировавшего окуня, в ветвях коряг слышались гулкие хлопки от «выходов» щуки, язя или голавля. Словом, я в эту реку буквально влюбился и первой же наступившей за жарким летом осенью отправился на Ворсклу, вооружившись спиннингом.

Надо сказать, тогда река не сразу отдала свои дары, заставив меня хорошенько поискать уловистые места, постараться понять пристрастия местных подводных обитателей.
В те годы моим верным спутником был дешевый китайский «хлыст», катушка «Невская» 1981 года выпуска, несколько самодельных «вертушек» и «ложек» отечественных штампов. Как же хорошо работали тогда начищенные прибрежным песком самодельные латунные вращающиеся блесны, над которыми я трудился в основном зимними вечерами! Ведь именно они помогли мне разведать основные места стоянок щук и окуней.

А нынешней осенью я отправился на Ворсклу с отличным импортным спиннингом, оснащенным «на международном уровне»: качественной катушкой с ярко-лимонной «плетенкой» и кевларовым поводком. Оставалось доказать самому себе состоятельность своей новой снасти, потому, что все-таки старая привычка — она в крови, а вошедший в душу с детства «рыболовный стандарт» 80-х и начала 90-х — это некая аксиома, действительно никогда не требовавшая от меня поиска ее доказательств.
Смена "стандарта"
Всю прошедшую неделю снасть работала безупречно, ни разу не оставив меня без улова, и сомнений на ее счет с каждой рыбалкой становилось меньше. Оставалось лишь одно «но»: все мои щуки, выловленные за последнюю педелю, были не крупнее 2 кг. В душе таилось смутное чувство: а вдруг именно на «дедовскую снасть» могла бы на минувшей неделе клюнуть хоть одна «почтенная зубастая дама»?

И вот в последний день отпуска мы с Виталием в предрассветных сумерках спустили на воду наше резиновое судно и тихо отчалили от берега. Начали рыбалку от очень красивого места, где река круто поворачивала, с одной стороны расположен покрытый густым лесом холм, который регулярно поставляет в водоем коряги для рыбы и жилища для бобров, с другой стороны осиново-березовая роща, особенно красивая осенью и неизменно богатая грибами.

Стали неспешно облавливать проверенные места. Я за разом укладывал приманку в самые соблазнительные речныe места, но ни одна щука не проявляла к моей силиконовой рыбке ни малейшего интереса. Рыбалку сильно осложняла опавшая листва, местами полностью застилавшая речную гладь сплошным ковром.

Мы решили спуститься ниже по течению к знaкомому глубокому омуту, образовавшемуся возле речного острова, где из-за заметного течения на поверхности не должно быть заторов из листвы. Четверть часа мы шли на веслах и, наконец, достигли этой ямы. Буквально на первых забросах у Виталия прямо с центра омута клюнула 1,5-килограммовая щука, а вскоре после поклевки еще одна хищница аккуратно «сняла» дополнительный тройничок с джиг-головки. Я же, пока помогая напарнику, лишь ассистировал при вываживании.

Вдруг у Виталия случилась мощная хватка рыбы, спиннинг согнулся дугой и тут же… выпрямился… Крупная щука одним движением перерезала мононить Ø0,5 мм, не оставив напарнику никаких шансов.

Впустую промахав спиннингом еще с полчаса, мы отправились на другое место. Но поскольку в последующий час аппетит у щук так и не проснулся, решили постепенно двигаться обратно и попытать счастья па прежнем «клевом» месте.

По опыту я знал, что на этой реке крупная щука клюет только периодически, но если уж она берет, то можно поймать сразу несколько достойных экземпляров. Например, у меня бывали дни, когда великолепно ловились щуки до 2 кг, но из 15-20 хвостов не было ни одного трофейного экземпляра.

А случалосъ, когда мы и другие рыболовы на реке в течение одного дня вылавливали здесь сразу нескольких щук крупнее 5 кг при сравнительно небольшом общем количестве щучьих «выходов». Таковы непредсказуемые сюрпризы в характере Ворсклы.

…Очередной заброс, и мою белую силиконовую рыбку кто-то решительно остановил. После подсечки спиннинг изогнулся до предела, натужно затрещал фрикцион, натянулась тоненькая «плетенка». Выдержит ли борьбу столь нежная внешне снасть? Для меня настал момент истины…

Однако с каждой минутой уверенность в надежности снасти росла: гибкий хлыст аккуратно гасил рывки рыбы, не давая слабины, безупречно работала катушка, помогая мне фрикционом, и щука медленно и неотвратимо поддавалась, приближаясь к поверхности. Наконец «зубастая торпеда» всплыла возле лодки, судорожно шевеля плавниками.
Смена "стандарта"
Подсачек для трофея оказался явно маловат, и Виталий с огромным трудом подхватил им рыбу. И тут… — кряк! — тоненький обод подсачека прогнулся под щучьим весом, и хищница вывалилась из сетки. Но, к счастью, все это произошло уже в лодке!

Я освободил белый виброхвост из щучьей пасти, застегнул расстегнувшийся поводок (повезло!) и по старой привычке, словно мононить, перевязал плетеный шнур. Хороша, пятнистая, по прикидкам тянула на 6,5 кг.

Мой углепластиковый спиннинг, избавившись от тяжести, вновь стал строен и, кажется, совсем не устал от продолжительной борьбы.
Лишь позднее, на берегу, в спокойной обстановке, я оценил комфорт и азарт вываживания современной снастью. А ведь раньше, работая толстым хлыстом и катушкой «Невской», я практически не ощущал норова противников, там все решала сила и массивность орудия.

Теперь при ловле на тонкую оснастку я получал массу приятных ощущений, легко распознавая слабые поклевки хищника, его касания приманки, которых раньше я просто не замечал!

После этой рыбалки я почувствовал необходимость изменения «внутреннего стандарта». Что-то не позволяло мне больше взять на рыбалку «дедовский настрой».
Старая снасть окончательно отправилась на заслуженный покой.

А. Барсуков
По материалам журнала РЫБОЛОВ

Поделиться ссылкой: