Шесть налимов, два шурупа

Главный рыболовный сюжет всех времен: «Не клевало придумали способ – поймали». И законы жанра тут совершенно не при чем, так оно на рыбалке почти всегда и происходит. А второй по популярности сюжет связан с транспортом и, в общем, звучит примерно так:
“Застряли – выбрались – несмотря ни на что, вернулись целые и невредимые причем с уловом»

Что тоже вполне закономерно, поскольку рыболовы- народ азартный и сгоряча склонны путать хорошую дорогу с болотом, накатанный снег – с целиной и иногда просто невнимательно смотрят под колеса. И хотя многие из нас пользуются личным транспортом, и пожалуй, я уверен, хотя бы раз попадал на рыбалке в ситуацию по сюжету №2. Рассказы в прессе об этом встречаются редко. Зато устных историй – сколько угодно. Каждый понедельник.

Шесть налимов, два шурупа
Попали и мы с другом в такую «транспортную» передрягу. И извлекли из нее урок: не зная некоторых хитростей, приехать на рыбалку бывает порой гораздо легче, чем вернуться с нее домой.

А дело было так.Начнем с того, что долгоиграющие январские праздники обостряют нашу страсть к любой ловле вообще. Любители «культурно посидеть», к примеру, день за днем старательно вылавливают вилкой из банок огурчик и грибочки, непоседы нервно пытаются поймать горящую путевку в тропические страны или такси в рождественскую ночь. И, конечно, все без исключения- ловят кайф от долгожданной «красной недели» календаря.

А если серьезно, то всем рыболовам в это время выпадает отличная возможность отправиться за трофеями, отыграться на рыбалке за весь недобычливый прошедший год и тем самым приманить удачу на год наступивший.

Вот и мы вдвоем с товарищем 6 января в рождественский сочельник, отправились на север области. В глухом лесном углу, ограниченном с востока озером Воже, а с запада – Вытегорскими болотами, есть несколько интересных озер, частью безымянных, частью – с меткими народными названиями. Например, Вечернее озеро, где, по наблюдениям, клев окуня длится каких-нибудь 20 минут перед закатом солнца. Но какой это бывает клев! На любую блесну, на какой угодно балансир, да просто на голый крючок! Счастливчикам, попавшим сюда в это крохотное временное «окошко», порой не хватает рук, чтобы дотащить улов до берега!

Наш же путь лежал на озеро Карманское через которое протекает небольшая безымянная речка. Водоем был для нас новым. Кстати, интересное название – Карманское. За рыбой с гарантией. как к себе в карман? Или наоборот держи, рыболов, карман шире? Вот и проверим.

Проточность озера внушала надежду, что рыба в нем активна, к тому же зима подзадержалась, и лед едва-едва успел установиться перед Новым годом. Температура держалась около нуля, снега в лесу почти не было, поэтому мы планировали заночевать в палатке у костра, поставив на ночь живцовые снасти. Последняя остановка в городе. Растормошив сонных работниц ночного супермаркета, грузим в багажник два пакета с едой и консервами.
Километров через 150 асфальт закончился, и наша машина, слегка покачиваясь, покатила по заснеженному грунту. До самого oзepa остается около 1 км полевой дороги. Впрочем, «дороги» – это условно. Никто не помнит точно, где там проходит летом порога и есть ли она вообще. Зимой от грунтовки к озеру ведет малозаметная лыжная тропа вдоль берега реки Совзы.
Уже рассвело, когда мы подкатили к месту и, выбрав чистое место,свернули с дороги. Машина поворачивала как-то тяжеловато, но мы поначалу не придали этому значения и, встав на стоянку, стали разгружаться. И тут Кирилл с присущей ему невозмутимостью сообщил «приятную» новость: – Колесо спущено. Я посмотрел – и впрямь спущено. Ладно, придется выгребать до дна весь багажник. Так, где там у нас запаска? Нашлась. Значит, дело за малым – поменять. А Кирилл спокойно добавил: И второе тоже. Хорошее настроение моментально улетучилось. Нашли и виновника наших бед. У самой обочины в снегу валялось полешко с торчащим гвоздем. Единственным не вколоченным гвоздем на десятки километров! Из-за него теперь тихо посвистывали две аккуратные дырочки в колесах .. Красиво припорошенный снегом флагман отечественного автопрома равномерно склонился на правый борт, всем своим усталым видом говоря: «Я вас довез, ребята, а дальше – сами, но ни второй запаски, ни лишней камеры у меня нет»,

Ни одной машины вокруг, до ближайшего сервиса сотня километров, мобильный телефон здесь не берет. Да, в такую дурацкую ситуацию влипать мне еще не приходилось, и быстрого выхода из нее что-то не предвиделось. Сдаемся? Но… При отличной-то погоде, с целым рюкзаком снастей, ведром живцов и полными коробками насадки?! Нет и нет! Что-нибудь придумаем, приедут еще рыболовы, посоветуют, помогут.

Рассудив, что планы наши не особо пострадали, ибо выбираться домой до завтрашнего дня мы все равно не намечали, и что утро вечера мудренее, мы выдохнули из груди холодок досады и бодро двинулись на озеро встречать Рождество у лунок, Над лесом поднималась розовая дымка, но это был не мороз, температура стояла плюсовая. Перистые облака с оттенками вплоть до оранжевого выделялись на небе почти рельефно, как мазки на холсте.

Шесть налимов, два шурупа
Почти сразу дорогу нам преградил ручей. Под коркой льда явственно слышался шум воды. Перейти ручей удалось, как это ни странно, по незамерзшему участку, там, где путь воде преграждало упавшее дерево. Дальше потянулась серая лента едва прихваченной льдом Совзы. О том, чтобы ловить на самой реке, естественно, не могло быть и речи.

Карманское озеро лежало в неглубокой лесной котловине, очертания которой угадывались издалека. Берег густо зарос желтым тростником, но лед уже держал, и притом с запасом, с одного удара пешней было не пробить.

У самой границы камыша сделали первые лунки, опустили оснастку. Сразу же отозвались ершики. Через пять минут мы уже пожалели, что притащили на озеро канну с живцами: мелочь и так ловилась превосходно. Мы тут же сменили привезенных ершей на
местных, что, как известно, в рыбалке плюс.

Вскоре мы разошлись метров на сто и принялись сверлить ряды лунок, исследуя дно. По сведениям, в озере есть и крупный окунь, и щука, а возможно, даже судак, поэтому нащупать перепад на дне или каменную гряду было бы крайне заманчиво,

Но, увы, почти до середины дно было совершенно пологим и, похоже. илистым. В центре озера пятном маячило разводье и подходить ближе было рискованно. На оптимальной, по нашим прикидкам, глубине 3-3,5 м мы расположили шесть «флажков» и вернулись к границе тростника искать окуня. Неспеша шли вдоль берега, щурясь от солнца и отгоняя прочь грустные мысли, сверлили и сверлили лунки и, наконец, дождались первых окуневых поклевок. Несколько 100-150 граммовых “матросов” перекочевали с метровой глубины на лед.

Увидев их черно-коричневую спинку и слегка оранжевое брюшко, я понял, что передо мной окунь, живущий в торфяной воде. Значит, с дном я не ошибся – ил, и судака здесь ждать не приходится.
Но вскоре клев ослаб, перестали ловиться даже ерши.. К тому времени мы обнаружили симпатичный на вид залив – место не то впадения, не то истока неведомой речки, и осели там. Тоже без особого успеха. Вечером, когда лежащий на льду рюкзак отбрасывал длинную тень я переставил жерлицы на мелководье почти у самого места захода. Живцов опустил на дно – на налима. Достал все оставшиеся жерлицы и просверлил дорожку лунок, перегораживающую вход в наш залив. Теперь ни один хищник не мог безнаказанно войти или выйти из «заминированной» бухты. Оставалось ждать, что из этого получится.
К сумеркам небо совершенно очистилось от облаков. Затем наступила ясная и теплая ночь. Было в ней что-то сказочное Лунный свет мягко лился на бесснежный лед, уже вовсю мигали звезды, и тут. начала ловиться рыба!
Шесть налимов, два шурупа
Активно заклевала средних размеров сорожка. Кивок был уже почта не виден, мотыля насаживали наощупь через что попало, сразу по нескольку штук, про запас – а сорога клевала и клевала, самозабвенно и бесперебойно! Через какие-нибудь пятнадцать минут вокруг нас на льду прыгало полсотни серебристых рыбешек.

Чуть запоздавшая мысль, что живцы нам больше не нужны и столько мелочи сейчас ни к чему заставила нас отложить в сторону удочки. Некоторое время мы просто сидели молча, наблюдая необыкновенную картину: рождественская ночь, лунный след на льду, блестящие в нем рыбешки… Было здорово. Ощущения потрясающие!
В темноте мы, наконец, выбрались с озера неподалеку от рыбацких домиков, стоящих на берегу. Разложили в лесу по соседству костер. Сырые березовые дрова обещали разгораться долго, и едва мы занялись палаткой, как нас позва ли на ночлег в одну из избушек. Хозяин, Владимир, крепкий и обстоятельный мужчина, внешностью сманивающий на запорожского казака, и его взрослый сын Семен тоже приехали с ночевкой, и даже не на одну ночь, поэтому пока еще не ставили жерлицы: к чему, – «Успеется!» Поздравив хозяев с наступающим праздником, мы легли спать на выделенных нарах в добротном, гостеприимном и уютном доме.

Утром чуть свет отправились на озеро. Издалека были ясно видно, что на первых шести жерлицах «горят» два флажка. Я неосознанно ускорил шаг, хоть и понимал, что флажки «загорелись», наверное, не минуту и не две назад и что бы там ни было, оно уже, скорее всего, никуда не денется. Но все равно почти подбежал.

Ага, есть! Леска вздрагивает, пружинит под тяжестью бьющейся рыбы И на лед нехотя вываливается килограммовый налим. С добрым утром, дружище! На второй жерлице тоже налим, еще крупнее, Кирилл вопросительно смотрит ь сторону «минных заграждений» – остальных жерлиц. Киваю: мол, конечно, давай, проверяй. Обход снастей начинаем с разных флангов.

Видимо, ночью стояла – плюсовая температура (это в январе-то!), поскольку лунки совсем не замерзли. У меня на жерлице сразу оказался мелкий налимишка, заводной и вертлявый. Затем я вытащил экземпляр посерьезнее – толстый и вальяжный налим не удосужился, что называется, и хвостом махнуть, что для этой братии нехарактерно.

Подошел Кирилл: – Забирай еще двоих.
Что ж,с мелководьем мы не прогадали, а если вспомнить, что ночью светила луна, неудивительно, что налим вышел кормиться именно сюда -тут местами лед еще был прозрачный. «Одноусому» нравится охотиться при лунном свете.

Далее мы занялись ловлей на удочки. До девяти утра клевал окунь, в основном некрупный, и как-то неуверенно. Почти половина поклевок была такой невнятной, что я подсекал либо рано, либо слишком поздно. Одну мормышку кто-то умудрился оборвать, скорее всего, щуренок.

Не дожидаясь обеда, решили собираться домой – еще предстояло сообразить, как туда вернуться. Накануне хозяева избушки тоже не смогли нам помочь: их запасное колесо нашей машине не подходило. А как ездить на трех, они, как и мы, не знали.
Утром на рыбалку прибыло несколько новых автомашин с рыболовами. Число потенциально «спасательных средств» и их водителей – источников информации – непрерывно росло, а с ними рос и наш оптимизм. И вот, наконец, был послан долгожданный мудрец, а может даже волхв (сегодня же Рождество!) в образе обыкновенного рыболова, который непринужденно спросил: – Гвоздем проткнули? А колеса-то, поди, бескамерные? Так шурупы вкрутите да езжайте.
Дальнейшее, я думаю, понятно. Оказывается, толстый шуруп, вкрученный в месте прокола, спокойно держит стандартное давление в шине, сидит крепко. Когда я впоследствии выяснил, этот старый прием известен даже некоторым девушкам, стало совсем неловко. А мы, представьте, этого не знали. Зато теперь знаем и другим подсказываем при случае.
Через 20 минут от «хромоты» машины не осталось и следа Запаску, кстати, мы так и не тронули. Но одно важное дело все-таки упустили. Пока крутились, «волхв» наш куда-то исчез, даже поблагодарить его в суете не успели.
Спасибо! Может, добрый человек услышит это волшебное слово, прочитав статью.

А разведанное нами новое озеро оказалось классное, в Рождество оно подарило шесть налимов, полный пакет окуней и сороги. Обязательно приедем сюда еще, а сейчас – скорее домой!

Поделиться ссылкой: